беге100

Люберцы как обычно

Раз в несколько лет бываю в Люберцах, и они никогда меня не подводят, прямо горжусь, всегда держат марку. Марку лютого говнища.
Советская власть построила в Люберцах три завода, завод комбайнов, завод жаток, и завод сеялок-веялок. Вся эта ебанина растянулась в длину на пятнадцать километров, а чтобы трудящимся было где пить водку после смены, советская власть построила проспект, и утыкала его хрущевками в количестве 400 штук. Вы представляете себе 400 хрущевок? Асюсяете эту атмосфэру? И «реновация» им не светит. Никогда.
Еще Люберцы известны люберами, которые ездили в Москву бить морды «металлистам», а «металлисты» потом, едва вытерев сопли, наносили ответный визит. Ну, или как-то так. Теперь-то все любера вымерли от водочки, но их бессменный апологет и менестрель до сих пор на арене, что, в-общем, удивительно, учитывая количество Collapse )
беге100

Achievement unlocked

Жить нужно так, чтобы на фейсбуцi тебя забанила даже бывшая жена
Ничего не понимаю
Я просто поинтересовался, почему она постоянно то со стаканом, то с рюмкой, то с фужером.
Нормально же общались



Смотрел цикл передач "Герои РБК". Много думал. Например, глазированные сырки "Б.Александров". Хорошие, да. Так вот этому Александрову 69 лет, и он рассказал, что в тюрьму сел на пять лет в 1983 году. Работая на водочном заводе Кристалл, имел доступ к сырью, и начал делать свою водку. В день продавал два ящика, имея рупь чистой прибыли с каждой бутылки. Путем нехитрых арифметических подсчетов получается, что за пятидневную рабочую неделю человек имел 200 рублей. Но подвела его, рассказывает, молодость, и хвастливость. Он рассказал об этом всем приятелю, и приятель немедленно его сдал. Но как вообще человеку в 1983 году могло прийти в голову делать свою водку? Вот ведь.
Или еще один, ставший долларовым миллионером на трехкопеечной косметике для женщин "Бабушка Агафья". У него рак кишечника, три облучения в Лондоне, половина потрохов вырезана, но он ездит на новой феррари по колоебинам подмосковья, уворачиваясь от груженных щебнем камазов, и прекрасно себя чувствует. Он начала шестидесятых годов рождения, то есть его юность пришлась на лютый совок, и вон он рассказывает - я никогда не хотел быть летчиком, или космонавтом, я всегда хотел быть поваром, чтобы продукты воровать.
Как можно в детстве мечтать воровать продукты?
В-общем, цикл этих передач вгоняет меня в депрессию, не буду больше их смотреть. Понимаешь, что, как родился лохом московским, так лохом московским и помрешь.
Sad but true
беге100

В московском метро мужчина прыгнул на рельсы перед поездом ради селфи

Ступени главного военного храма России отольют из трофейной техники Вермахта

Досталась мне тут на халяву, то есть абсолютно безвозмездно, материнская плата с процессором и памятью из почти нового компьютера Dell. Такое случается, когда вы работаете в конторе, подобной моей. Мы тут даже импортозамещаться решили, 4 года назад, в одном порыве со всей страной. А трудно, знаете ли, заниматься импортозамещением в отрасли, в которой еще с советских времен действовал принцип «Газ в обмен на трубы». Но нам это удалось. Ну, почти.
Начать решили с малого – импортозаместить часть автономного оборудования на малых газосжижающих станциях. Это автономное оборудование, назовем его для краткости КОМПЛЕКС, состоит из электроники, и разных хитросделанных трубок, задвижек, и вентилей, которыми эта электроника управляет.
Приказ САМОГО – шептались в кулуарах.
Тут начальство поковыряло в носу, сытно рыгнуло фуагрой, и подумало – «Падажжы, а как же наши командировки по обмену опытом, и для подписания контрактов, в Норвегию, Кувейт, и прочие ОАЭ? Кто теперь привезет любовнице шубу из дубайского дюти-фри?»
Но, делать нечего – партия сказала – надо, комсомол ответил – есть.
Обратились в профильный НИИ с техзаданием – разработать документацию. В профильном журнале, на обложке которого сытые люди в дорогих костюмах довольно жали друг другу руки, вышло подряд две статьи, в которых говорилось, что еще чуть-чуть, и мы уделаем промышленность Норвегии, не говоря уж про США.
И все заверте…
Наконец, через три года, стараниями 75-летних инженеров, богов штангенциркуля и рейсфедера, проектную документацию родили. Она представляла собой полторы тыщи страниц, каждая из этих страниц была три раза подписана, и на каждой стояли три печати. Теперь дело осталось за малым – собрать все это в реальной жизни, и из реальных деталей на ТЕСТОВОМ СТЕНДЕ. Тестовый стенд, применительно к нашим реалиям, это полгектара земли в недальнем Подмосковье, три цеха, и своя котельная. И вот начальник НИИ пакует эти полторы тыщи страниц в чемодан на колесиках, и с этим чемоданом идет на прием к большому начальству, чтобы рассказать ему, что тестового стенда у нас больше нет.
После того, как начальство услышало эту фразу, оно пустило шумные ветры в брюки от итальянского костюма BRIONI, почесалось, и сказало – Хуяссе, ептыть… А где он?
И начальник НИИ рассказал, что еще в лихие 90-е, когда все выживали, как могли, цеха взял у него в аренду под склады один бизнесмен, который вследствии этого пришел к успеху, а когда он пришел к успеху, он каким то загадочным образом перевел землю под цехами в статус городской, и в этот же день арендовал ее у города сроком на 49 лет. Сделав все это, успешный бизнесмен, который пришел к успеху, немедленно снес все цеха, и построил на этом месте бизнес-центр с подземной парковкой.
А бизнес-центр… Пусть и в недальнем Подмосковье… Ну, что я вам буду рассказывать… Был бы у меня свой бизнес-центр, а бы, может, с вами тут и не сидел.
(Есть ощущение, что этот успешный бизнесмен – родственник директора НИИ, но это не точно).
Рассказав все это, директор НИИ отхлебнул кофею, и предложил, раз такое дело, отправить всю проектную документацию на тестовый стенд в Германию, и заодно, вместе с документацией, отправить в Германию и его, потому что, ну вы же знаете этих немцев, за ними нужен глаз да глаз.
Так вот и получилось, что документы, директор, переводчица (про переводчицу вы подумали правильно, но это неточно), и еще два человека убыли в Германию с тем самым чемоданом на колесиках.
Убыли, и там затаились. Выходили ли они на связь с большим начальством все это время, нам неведомо, ибо кто мы такие, чтобы начальство нам обо всем докладывало.
Но вот прошло полгода, и они вернулись. С резолюцией от немцев. Ибо, немцы ж не дураки – строить все насухую, они ж должны все просчитать. И просчитав, наложили резолюцию. Вкратце она звучит так – построить, конечно, можно, только все взорвется.
-Ебвашумать! – схватилось за голову начальство всех уровней. Это что же, нам опять оформлять командировки в зарубежные страны для подписания контрактов! Да что же это такое! Да когда же это кончится!
После этой тирады, заливаясь горючими слезами начальство всех уровней обнялось и пошло по бескрайним белым коридорам куда-то вдаль, скорее всего, подписывать командировки в отдел кадров.
(Есть предположение, что так и задумывалось с самого начала, но это не точно).

Так вот, вернемся к материнской плате из компьютера Dell. Вот Collapse )
pelmen

Твайужмать

А я только брать собрался
А тут такое о_0
Теперь волнуюсь, не буду ли я чувствовать себя как лох, на широких улицах маасквы, столь похорошевшей при сергей семеныче?
Или лох - это судьба, вне зависимости от транспортного средства?
Как всегда, так много вопросов...

беге100

Какой же я дурак

Выпил вчера двести водки, а потом зачем-то и подарочную бутылку красного винища.
На ночь побился немного головой о стену, прогнозируя утреннюю сухость, вялость, и мешки под глазами.
Проснулся свежим и бодрым, как младенец - сразу захотелось сиську, и на ручки.
Наверное, все дело в горном воздухе
А сейчас почему-то сильно хочется пива

duck

(no subject)

"Чингизхан, обчитавшийся Маркса" - Бухарин о Сталине.
"Револющию сделали еврейский ум, латышские штыки, и русская глупость" - Троцкий
"Если наше дело победит, мы не продержимся и трех лет" - Бухарин Менжинскому в тюрьме перед революцией.
Во время суда над троцкистско - зиновьевским блоком, Зиновьев повесил у себя в камере портрет Сталина, и писал ему письма "Каждое утро подолгу я смотрю в ваши мудрые глаза, и не могу осознать всей тяжести возложенных на меня обвинений".
Когда их с Каменевым приговорили к расстрелу, Каменев плюнул и пошел сам, а Зиновьев хватался за сапоги конвоиров, и тем пришлось привязать его к носилкам.
Последняя записка Бухарина "Коба, в чем ты меня обвиняешь? Ты же знаешь, я ни в чем не виноват" лежала в столе Сталина до его смерти.
При аресте Ягоды было описано несколько импортных граммофонов и автомобилей, три рояля, и один страпон.
Сын великого пролетарского писателя Горького три дня пил с артистом Крючковым, заснул в канаве, получил воспаление легких, и умер.
Горький был безутешен, и уехал в круиз по Волге.
Любовница Горького - последняя жена Ежова, хотя Ежов был бисексуал, и из запоев его выводил любовник.
Сталин шантажировал Крупскую, что назначит Стасову официальной женой Ленина.

В-общем, впечатление от этой публики остается удручающее.
Последним пламенным революционером был Дзержинский (реально отбитый мужчина, прямо завидно). Кстати, когда немцы в 39 году зашли в Польшу, они нашли всех его родственников, и ближних, и дальних, и всех постреляли.
Есть ощущение, что если бы Ленин прожил еще лет 10, они на троих с Бухариным и Троцким устроили бы здесь вполне себе капитализм.
Любовь ширнармасс к Ленину была безгранична, и Ленин мог вить из этих ширнармасс любые веревки.



Биография американского Джека-потрошителя в антураже чикагских скотобоен. Какой же больной ублюдок. Быть бабой в 19 веке было очень непросто



Документальная история про то, как китобойное судно из Нантакета хитрожопый 80-тонный кашалот потопил путем бодания. Команда из 20 человек села в два баркаса, и отдалась, тызыть, на волю волн. Через четыре месяца в живых осталось двое, когда они добрались из Южной Америки домой, в Северную, оба тиснули по книжке, и стали жить долго и счастливо. Ну, почти.



Биография американского журналиста, который жил в американских пердях, среди реднеков, и его тонкая душевная организация от этого очень страдала. Наконец он не выдержал, запил, его уволили, он улетел в Париж, побомжевал там, и прибился к магазину Shakespeare and Company, владельцем которого на тот момент был американец - коммунист. Книга не столько про Париж, и про книжный, сколько про странных людей